Новороссийцы рассуждали, как спасти русский язык

0
24
[ad_1]

Русский язык в опасности. Сегодня его извращают и добивают не только безграмотными постами в соцсетях и дичайшими ошибками в письменной речи. Скоро мы перестанем понимать друг друга, общаясь на одном языке, потому что вкладываем разный смысл в одни и те же слова и понятия.

Сплошь и рядом можно встретить чиновников и служащих, журналистов, блогеров и, что самое страшное, учителей, делающих ошибки в русском языке. О том, как исправить ситуацию, шла речь на последней встрече членов президентского Совета по русскому языку. Пришли к выводу, что «великому и могучему» мешают существовать за рубежами страны и на ее территории. Причем «врагов», судя по всему, больше в России.

Как сообщает «МК», ректор Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Кропачев отметил, что проблемой является смысловое единство терминов в официальных документах. Эксперты университета отмониторили более 36 тысяч нормативных актов и более полутора тысяч судебных решений, в результате выявили различные трактования многих слов. Неоднозначность их понимания, несомненно, может стать основанием признать их неясными, а потому недействующими. Суды, вынося свои решения, пользуются в основном толковыми словарями. Но современных толковых словарей нет, а потому слуги закона сплошь и рядом полагаются на Википедию. И чем дальше, тем больше.

Глава Совета Владимир Толстой считает фактом «стремление местных властей оттереть русский язык на обочину» непосредственно в России – это тотальное нарушение литературных норм как на бытовом, так и на государственном уровне, а главное, ставка на модель образования, напрочь лишившую школьников навыков устной речи. Да, по большому счету, и письменной тоже.

По мнению президента РФ Владимира Путина, решить проблемы помогут коррективы к закону о языках народов России и о государственном языке России, они должны способствовать упорядочению норм русского языка. Кроме того, необходимо подготовить единые словари и грамматику, которые будут обязательными для использования всеми школами, СМИ и государственными органами власти, включая суды.

Среди других мер, предлагаемых Советом для поддержки русского языка, — увеличение в разы финансирования продвижения русского языка за рубежом, а для россиян — узаконивание в полном объеме норм современного русского языка; «перераспределение объемов изучения русского и национальных языков России» (несомненно, в пользу первого).

Корреспондент газеты «СОВА плюс» поинтересовалась у новороссийцев: как надо спасать русский язык?

Анна Михайловна, учитель начальной школы:

— У меня один рецепт – надо прекратить экспериментировать. У нас ведь чуть ли не каждый год переиздают учебники, что-то там совершенствуют, какие-то креативные подходы предлагают. Ну, не надо! Самая лучшая система преподавания была в советской школе. Поверьте мне, я успела при ней поработать.

До сих пор пользуюсь теми конспектами, которые у меня остались. А современный учебник русского языка стараюсь не применять – в нем хватает ошибок, особенно с переносом слов.

Я – не креативный педагог. Даю детям самостоятельные работы на карточках, по которым учила школьников тридцать лет назад. И они у меня правильно пишут диктанты, правильно формулируют полные устные ответы.

Елена Ковлакас, кандидат филологических наук:

— Детей надо учить читать и пересказывать. Ни в коем случае не сокращать в вузах цикл гуманитарных дисциплин. Именно эти науки дают возможность студентам правильно пользоваться устной речью, да и письменной тоже.

Сегодня знание языка очень важно для многих служащих. Они же все должны вести блоги в соцсетях, рассказывать о своей деятельности. Поэтому чиновникам, пожалуй, не мешало бы основательно повторить некоторые правила грамматики и пунктуации. Но за это надо браться серьезно.

Несколько лет назад одно госучреждение, где сотрудникам приходится составлять много письменных документов, устроило у себя курсы русского языка. Я читала «перлы» этих служащих – смысл иногда непонятен. Меня пригласили дать несколько уроков, но я смогла провести только один. Видимо, народ согнали в принудительном порядке, и все старались уйти потихоньку. Дальнейших занятий не было.

Виктор Мерзляков, инструктор по туризму:

— Водите детей в походы, и они станут приобщаться к нормальному языку. Знаете, что я наблюдаю? Когда ведешь в горы группу школьников на пару дней, то первые несколько часов слышна только нецензурная лексика. Замечания и просьбы не выражаться не помогают. Вечером все садятся у костра, мы с приятелями начинаем петь бардовские песни. Окуджава, Ким, Митяев – хорошее лекарство от невежества и бескультурия. Это правильная речь, красивые образы. Дети их слушают, подпевают, перестают зависать в гаджетах, благо, они уже не ловят интернет. На обратном пути мата намного меньше. Мне очень хочется, чтобы молодое поколение «подсаживалось» на эти песни.

Ольга Коробейникова, выпускница филфака КубГУ, аниматор в детском центре:

— Я иногда мониторю соцсети и в ужас прихожу от того, какие ошибки в постах и у моих сверстников, и у более взрослых людей. Собираю свою коллекцию, могу привести примеры.

Не говорю о пунктуации – запятых практически никто не ставит. Наверное, про однородные члены, части сложного предложения, вводные слова, причастные и деепричастные обороты школьники забывают сразу после сдачи ЕГЭ. А построение предложений вообще не выдерживает никакой критики. Вот что пишет одна из кандидатов в молодежный парламент Новороссийска: «Будучи студенткой меня пригласили выступить от лица молодёжи на публичных слушаниях, на которых от лица студентов предложила сделать в нашем городе бесплатный проезд для школьников и студентов».

В соцсетях многие готовы из имен нарицательных сделать имена собственные. Заглавная буква ставится там, где надо и где не надо. Вот такое предложение прочитала в аккаунте одного из отделов городской администрации: «Мы уверены, что Надежда станет тем человеком, который сможет донести инициативы и пожелания молодёжи до Главы и Депутатов города». Зачем «главу» и «депутатов» написали с большой буквы? Чтобы показать их значимость?

Некоторые делают такие безумные ошибки в словах, что кажется, пишут не люди, а обезьяны: «халера», «на пал», «Шысхарес», «октябырь»… Иногда меня прорывает, и я оставляю едкие замечания. Одна девушка рекламировала курсы, на которых учит растяжке. Она написала в начале поста: «Хотите через две недели поседеть на шпагате?» Я оставила комментарий: «У вас такие страшные занятия, что люди седеют, прямо сидя на шпагате?» Она не поняла, о чем я говорю. Может быть, грамотным людям нужно оставлять в соцсетях больше подобных комментариев, и тогда хоть кто-то откроет учебник русского языка?

Анатолий Гребенюк, фотограф:

— Я думаю, что выросло безграмотное поколение, для которого ценность русского языка под большим сомнением. Этому поколению важнее материальные ценности, нежели духовные. Оно не знает цену слова, не может читать произведения, где «много букв». Молодежи сейчас интереснее рассматривать картинки, причем низкопробные. Вот что пугает. Навык устной и письменной речи в современном обществе сводится к нулю.

Что с этим делать, не знаю. Надо придумать, как научить молодежь живому общению.

Наталья Говорова, бабушка третьеклассника и восьмиклассницы:

— Надо начать с подготовки учителей – их научить правильному русскому языку. Учительница моего внука грешит ошибками не очень часто, но они режут и глаз, и слух. В родительском чате она пишет: «извените». Говорит: «дети пришли с кино». А сколько ошибок допускают учитель биологии и физики! Вообще не сосчитать. Самое сложное, что не знаешь, как им об этом сказать. Сразу врагом станешь.

Нужно всех школьных учителей заставить сдавать какой-то зачет по русскому языку. А словесник должен быть просто безупречен.

Виктор Меркушин, автослесарь:

— Какие проблемы с языком? Никаких. Надуманные. Говорим же, понимаем же друг друга. Сейчас выделят деньги на укрепление русского языка, их просто своруют, и все. А как ты проверишь, улучшился язык или нет?

[ad_2]
Источник