Так и живём. БОЛЬШАЯ ВОДА … ВОЗЛЕ ВЕТХОГО МАЛЕНЬКОГО ДОМА.

"Новороссийские Известия" Наш город Новости Проблемы Новороссийска СМИ

Если новороссийские чиновники не уважают старость и инвалидность, то кого и что они вообще уважают? Увы, денег у бабушки решить жизненно важную проблему нет…
Полутораэтажный дом 130-а по ул.Свободы, где 47 лет живет Нина Ивановна Белозерова, вы видите на фото. В СССР примерно такие дома все нормальные люди и строили. Других, похожих на дворцы, и не разрешали. Да и трудовые доходы шиковать не позволяли. Но проблема, которая мучит 80-летнюю одинокую старушку, живущую с одной почкой, не касается непосредственно ее обветшавшего жилища. Досаждают ей дожди. Точнее, дождевая вода, которая с некоторых пор стала подмывать ее забор и сам дом.

— Я до пенсии работала проводником. Пошла работать на железную дорогу в 30 лет уже в Новороссийске. Приехали сюда из Баку, когда мне было 29. Муж плавал, я за дочкой смотрела. В Баку я работала на текстильной фабрике, а потом в водоканале. Я хорошо шила, хотела устроиться здесь на швейную фабрику, а там зарплаты маленькие. Тогда знакомые мне посоветовали проводницей. Курсы трехмесячные окончила и стала ездить. В основном, в командировочных бригадах, солдат возили. Вот так я ездила 15 лет. Собрала деньги и построила дом. А потом пенсия. 47 рублей. Сами понимаете, что не прожить. Да еще и Советский Союз развалили. Оформила в налоговой документы, четыре года дома сидела, шила.
С уходом в небытие советской власти кончилась и молодость. А с ней и здоровье. Сейчас, как рассказывает Нина Ивановна, она гипертоник второй степени. Диабет, артроз тазобедренного сустава (показывает, что вся заклеена лечебным пластырем), одна рука болит сильно, а теперь и вторая начала — бесконечно мажет йодом. А самое неприятное: четыре года назад пришлось удалить почку, стала инвалидом. Скоро юбилей — 80…

Проблемы с водой – не той, что в кране, а которая с неба льется, начались в 2002 году. Да, после того жуткого потопа, когда в Новороссийске, в том числе, Цемдолине и Широкой балке, погибло много людей, судили главу города Валерия Прохоренко. Место, где выстроен дом, не самое хорошее. Пусть небольшая, но низинка, вода при дождях идет потоком. Но об этом подумала, учла.

— Я купила, привезла трубу для ливневки, а из горисполкома люди мне по моему заявлению канавку сделали и вот эту трубу из бетона вывели. Бетон я тоже сама организовала, строителей нанимала. А соседу Павлику ниже примерно такой же ливнеотвод горисполком вообще полностью сделал без оплаты. Короче, при дождях вода стала уходить вниз, в Павловскую щель, в речушку, не причиняя никаких хлопот.

Соседи разные. Даже нынешний глава города Игорь Дяченко живет не слишком далеко. Но, увы, ближние соседи сейчас ее, мягко говоря, обижают, будто сговорились.
— Меня некому защитить, вот и плюют на меня, творят, что хотят.
Впрочем, об этом чуть позже, и не отдельно, а в тему! А сейчас пора начать рассказ о дождевых бедах.
— Сейчас сосед ниже уже не Павлик. Когда Павлик был, к нему мусор дождевыми потоками намывало, и он его убирал. Ну, там ветки, камни, грязь… Новый сосед купил у него дом и стал строить свой, новый. Он мне предложил решетку поставить, преграду для мусора. Я согласилась. А не подумала, что теперь весь мусор будет у меня скапливаться. И у меня чистить да убирать сил уже совсем нет.

— Вы же в курсе, что на «буграх» в нашем городе всегда вода из земли пробивается чистая? Дожди идут, она просачивается, а потом очищается и дорожку себе находит.

— После потопа в 2002 году что-то в природе будто «сдвинулось». Подводная вода стала у меня фонтанировать и подмывать стенку туалета. Да, туалет у меня на улице, к сожалению. Меня не так давно одна чиновница даже обвинила, что это, мол, оттуда жидкость и сочится. Я стакан взяла, набрала и дала ей понюхать. Вода абсолютна чистая! Убедила её! А нечистоты я выкачиваю, машину со шлангом нанимаю.
— При таких перепадах высот, как на новороссийских «буграх», — продолжает свой рассказ собеседница, — обязательно нужны мостики и ливневки. При коммунистах трубу с самого верха проложили, она с горы идет по Свободе. Я свою лишь добавила к тому ливнеотводу. Что сейчас изменилось? Стало мой двор и придворье подтапливать! Размыло уже всё, что можно и нельзя. Даже большая газовая труба теперь еле держится А еще некоторые соседи, раньше такого не было, свои канализационные стоки в ливневую трубу повыводили. Видите темные пятна? Это оно самое!

Нехитрый спуск к дому с дороги Нина Ивановна сделала своими силами. Три ступеньки и мостик из досок. На беду, мостик совсем недавно снесло дождем. Теперь даже пройти в дом для нее ощутимая проблема.
— К тому времени, на счастье, я уже сделала забор. Вода шла выше забора и в дом тогда не зашла. Но, наверное, новые пути для отхода вниз вода тогда и проторила. Вот и стало подмывать мое жилье. А у соседей теперь стенку даже смыло. Я себе шифера набросала, чтобы хоть последнее не смывало. Мостик был с перилами около дома, где сейчас доски набросаны. Но мостик, который снесло, не самое страшное. Хуже всего, что забор с стороны Павловской весь подмыло. Я два раза привозила камень, людей нанимала, они зацементировали, но опять размывает. Сейчас пенсия 8 тысяч. На лекарства с едой – и то не хватает, как ни экономь.

Соседи бетонируют, застраивают так, что у нее только еще больше топит. Что там у соседки происходит – их абсолютно не волнует. Один вот площадку для машины залил бетоном прямо на ливневке. Другая семья дырку из туалета в ее сторону пробила. Деньги есть, а на ассенизацию тратиться не хотят.
Честно говоря, не знаю, что для меня тяжелее – видеть, как тяжко живется бабушке Нине или узнавать, насколько равнодушны к ее бедам местные чиновники. Решила рассказать об этом с подробностями, чтобы попытаться на них через газету воздействовать, раз на совесть, сострадание или хотя бы минимальный профессионализм надежды нет.

— Вы знаете, чиновники ко мне приходят, когда я заявления пишу. Но за все время, как стала писать свои мольбы о помощи властям города и Центрального района, от их визитов толка никакого. Приходили мужчины, женщины, молодые, пожилые… У одного спросила, как фамилия, должность. Он в ответ: «А оно вам надо?». А другой пришел, такой седой весь, пенсионер, сказал: «Ой, да ваш забор еще 20 лет простоит». А стенка наклонилась, еле держится. К городскому командиру по ЖКХ Служалому ездила в 2016 году. Он в администрации Восточного района принимал. Спросил, по какому вопросу. Потом полчаса разговаривал по телефону. Конечно, не о моих проблемах. Потом говорит: «Идите, в этом году сделаем». Не сделали.

— Не в доме и не во дворе. Мне надо, чтобы сделали подпор к забору, чтобы он не завалился. Вода его с улицы подмывает. А почему? Потому что когда водяную трубу город тянул, копал, потом газовую магистраль оборудовали, лотков ливневых не положили. Вот на Фисанова была в гостях – там есть, вода нормально стекает. Подпор, укрепление забора за туалетом и лотки положить, — вот главное, что мне надо. Там по максимуму – 20 метров. А чиновники в ответах пишут, что 100 надо обустроить. На весь переулок что ли? Но этого не требуется.

На самом деле, надо еще мостик восстановить, с элементарными перильцами. К мостику – 3-4 порожка. Нине Ивановне стало даже из дома трудно выходить, как его смыло. Доски, что она на яму накидала, таят опасность. В сырую погоду, а тем более гололед — особенно. В ближайший магазин за хлебом-молоком на ул.Ботылева дойти для нее – труд еще тот! Не дай бог в ее 80 лет упадет — может катастрофа случиться. Кстати, кто-то из чиновников (хозяйка почему-то их называет «инженерами на фешенебельных машинах») ей мостик обещал и даже говорил, что средства, мол, выделены.

История общения Белозеровой с чиновниками – эпистолярная и воочию – долгая и неприятная. Вы можете сами познакомиться с основными «вехами» по сканам документов. А самое горькая история произошла совсем недавно, в марте. С нынешним главой Новороссийска Игорем Дяченко она если связана, то косвенно. Скорее всего, Игорь Алексеевич и не в курсе. Просто беда с бабушкой случилась, когда она 25 марта пришла к нему в гортеатр на расширенный прием.
— Приехала я к театру в 6.30 утра и сидела на улице, ждала начала. Люди стали массово прибывать уже к 8.00. Когда нас пустили внутрь, меня посадили в зрительном зале на второй ряд. Вместе с чиновниками из администрации Центрального района.

Расширенный прием проходит примерно так. Глава города и его заместители принимают людей в соседнем, зеркальном зале. А чиновники помельче находятся в зрительном зале и заходят в «зеркалку» по мере необходимости, когда тот или иной вопрос их касается.
— Только я села, как вдруг почувствовала себя плохо. Сахар упал так сильно, что мне стало уже не до приема. Я это состояние хорошо знаю, бывало раньше. Вытащила я сладкую вафлю, стала ее кушать. Увидели, прислали дежурную медсестру. А может врача, точно не знаю. Та отвела меня в отдельную комнату. Признаюсь, было так плохо, что даже речь нарушилась. Короче, заявление, которое я принесла с собой вместе с ксерокопиями ответов чиновников, отдала сотрудницам, которые сидели у входа и вели регистрацию пришедших на прием.

И что, никакой реакции на ваше заявление?
— Была реакция, а вот какая, сейчас расскажу. Пришла женщина, но несмотря на мои рассказы и просьбы, она не пошла посмотреть, как подмыло забор со стороны Павловской. Тогда я сама пошла на прием в администрацию Центрального района. Там встретила ту же самую женщину. И она меня сразу узнала. Еще раз всё ей объяснила. И она сказала, что сегодня же приедет на машине и посмотрит именно с павловской стороны. Ждала я ее на улице в назначенное время, ждала, да так и не дождалась. Тогда еще раз поехала в центральную администрацию. Нашла чиновницу, спрашиваю, почему не приехала. Отвечает, что после работы муж ее не захотел везти. У меня кстати, есть фото, когда вода там всё заливает. Соседка сделала. Но женщина сказала, что на них ничего не разберешь.
— А как ее фамилия, должность?
— Не сказала. Если вы узнаете и с ней поговорите, буду вам благодарна. Сколько же мне, инвалиду, можно к ним добираться? Ладно бы уж толк был… Да, я ведь еще и в более высокие инстанции обращалась.
— Ответа не было?
— Не знаю, что и сказать. Я возвращалась из магазина, как вдруг ко мне подъехала машина. Вышел мужчина и говорит: подпишите вот эту бумагу, вы ведь отправляли заявление. Мы вам всё сделаем в третьем квартале. Он и раньше ко мне приезжал, тоже обещал. Я не хотела подписывать. Тем более что ничего не вижу без очков. А он сказал, что, мол, если не подпишу, значит мне ничего делать не будут. Дескать, ваша жалоба будет просто лежать. Пришлось подписать, хотя теперь жалею. Ведь теперь и не знаю, кому и что подписала. А вдруг отказ от жалобы?

Ну, и, наконец, переписка с представителями местных властей – городских и районных. Кипа бумаг с обещаниями, которые так и не выполнены. Иногда даже квартал точно называли, когда выполнят работы. Теперь чиновники стали умнее – обещают так, что и выполнение сразу под вопросом. Мол, будет сделано при выделении финансовых средств. А будут ли выделены деньги – как бы за скобками. Не будет средств – не будет и дела. Впрочем, это мы и без чиновников и их пустых бумаг знаем.

Журналисты побывали на приеме у главы Центрального района Новороссийска Александра Павлова. Дали ему прочитать уже написанное. Его первая реакция: «Я не знаю такого заявления, но разберемся». Далее он приглашает в кабинет подчиненную — Елену Сурченко. Она — главный специалист по обращениям граждан и контролю.

Павлов спросил у нее, были ли заявления от Белозеровой. Та ответила примерно так: «Были по вопросу ограждения забора. Но это еще года три назад. По ливневкам она не проходила у нас рассмотрение, потому что, скорее всего, это рассматривало ЖКХ города или гидротехническое управление».
Показываем бумажные обещания из горадминистрации. Слышим: «Я не в курсе. Дайте мне копии этих документов, тех ответов, что получены, чтобы я мог придти к должностным лицам и с ними переговорить. Если они обещали, значит, я их заставлю сделать. Но мне нужны документы, потому что иначе со мной никто говорить не будет».

Дальше вдруг глава района начинает давать, ну, очень умные советы и объяснять нам, что «дважды два — четыре»:
— Посоветуйте этой женщине, что первым делом ей надо застраховать дом. Сейчас пошла федеральная программа. Вот у меня экономисты сидят. Страховка дома стоит 2,5 тысячи рублей. Соответственно, вернется до миллиона рублей, если не дай бог что-то. Это уникальная программа. Получается, что страховая компания платит всего 20%, а 80% федералы платят. Вот это надо поймать, раз такая проблема существует. А у нас нет такого, что достал из тумбочки деньги и положил. Они четко расписаны по статьям. Все не так просто, как кажется. Пусть ей родные помогут, 2,5 тысячи это не бог весть какие деньги.

По просьбе Павлова вскоре приносим копии всех документов и отдаем Сурченко. О дальнейшем узнаём с ее слов. Мол, передала все бумаги Павлову. И, дескать, Александр Иванович на совещании в администрации города вопрос поднял при замглавы по ЖКХ Служалом. Но каков результат, пока не знает. Через неделю снова звоним Сурченко, причем с нового номера, так как со старого она трубку перестала брать. Теперь сразу ответила:
— Чем кончилось рассмотрение по вопросу Белозеровой? Пока еще ничем не кончилось. Вопрос вынесен на совещание при главе города. Решения пока еще не принято никакого. Потому что в стратегию на 2017 год это не включено, и пока мы ждем.
— До какого времени ждать?
— Не знаю, до какого. Будем ждать, какое поручение глава города даст на совещании.

Как вы, наверное, уже поняли, уважаемые читатели, ждем до сей поры вместе со старушкой-инвалидом. Пока мы суетились, старались помочь бабушке, ПРОШЛИ МЕСЯЦЫ. Еще раз извините за долгие подробности, но именно из них видно, насколько плохо работают местные чиновники, насколько они не уважают ни старость, ни инвалидность, как обещают вновь и вновь, а потом ничего полезного не делают. Ну, что ж, остается сделать запрос на имя главы города, приложив все материалы. Наши коллеги из «Новороссийского рабочего» как раз сделали пиар нашему мэру Игорю Дяченко, приведя в качестве заголовка его фразу: «Людям нужны ответы, а не отписки». Ну, пусть так, хотя, конечно, людям нужны не просто ответы, а решение их насущных проблем». Особенно когда оно властям явно по силам и средствам.
Как вы, наверное, уже поняли, уважаемые читатели, ждем до сей поры вместе со старушкой-инвалидом. Пока мы суетились, старались помочь бабушке, ПРОШЛИ МЕСЯЦЫ. Еще раз извините за долгие подробности, но именно из них видно, насколько плохо работают местные чиновники, насколько они не уважают ни старость, ни инвалидность, как обещают вновь и вновь, а потом ничего полезного не делают. Ну, что ж, остается сделать запрос на имя главы города, приложив все материалы. Наши коллеги из «Новороссийского рабочего» как раз сделали пиар нашему мэру Игорю Дяченко, приведя в качестве заголовка его фразу: «Людям нужны ответы, а не отписки». Ну, пусть так, хотя, конечно, людям нужны не просто ответы, а решение их насущных проблем». Особенно когда оно властям явно по силам и средствам.
Если новороссийские чиновники не уважают старость и инвалидность, то кого и что они вообще уважают?, сообщают «Новороссийские Известия»

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

Новороссийский портал

2 018
Комментарии: 36Публикации: 8355Регистрация: 17-04-2015

Добавить комментарий

Войти с помощью: