Шенцев Иван Ильич

Бессмертный полк (Новороссийск) Наш город Новости Стена памяти
Игнатова Екатерина
Добрый день, мой дедушка Шенцев Иван Ильич 15.09.1923 г.р. мл. лейтенант, гв. мл. лейтенант в РККА с 08.08.1941 года Место призыва: Кантемировский РВК, Воронежская обл., Кантемировский р-н награжден орденом красной звезды и орденом отечественной войны 2 степени, это та малая информация которая дошла до сегодняшнего дня. Вскоре после моего рождения дедушки не стало, узнать о его подвиге мне не довелось. Ордена как и семейные архивы утрачены при обстреле Донецка. Очень бы хотелось восстановить награды и найти более подробную информацию  о нем. 

Шенцев Иван Ильич

ded1.jpg

Звание: мл. лейтенант,гв. мл. лейтенант
в РККА с 08.08.1941 года. Место призыва: Кантемировский РВК, Воронежская обл., Кантемировский р-н.

Проходил службу в комендантском взводе, 19-ой гвардейской стрелковой дивизии Приморского военного округа.

Награжден орденом красной звезды, за участие в боях сентября 1941-октября 1942 года в составе 4-го кавалерийского корпуса. В должности командира пулеметной тачанки, 78 кавалерийского полка. Проходящие бои, в которых принял участие Иван Ильич, были неотъемлемой частью «Сталинградской битвы». Задачей казачьих подразделений, в состав которых входил Иван Ильич, было отсечение подкрепления, а так же постоянные атаки врага, что тем самым лишало возможности выхода из окружения группировки Паулюса из Сталинграда. 23 сентября 1942 года, при сопровождении обоза с боеприпасами, направляющегося на передний край обороны, при боях за город Вогучары, Ростовской области, Иван Ильич был ранен осколком мины.

Наградной лист
Наградной лист
Первый лист приказа

 

лист приказа о награждении
лист приказа о награждении

Согласно приказа 79 от 06.04.1985 награжден Орденом Отечественной войны I степени

 

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

К сожалению, нынешние руководители казачьих подразделений, не обоснованно забывает своих предков, тех кто сражался за родину в годы Великой отечественной войне, рассказывая о героях за границей, репрессиях и восстановлению казачества только с развалом СССР, однако согласно исторических документов это не так. Иван Ильич проходил службу в одном из таких подразделении.

После окончания Гражданской войны в СССР на казачество были наложены ограничения по прохождению воинской службы в РККА. И только 20 апреля 1936 года постановлением ЦИК СССР они были отменены.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА СССР

О снятии с казачества ограничений по службе в РККА

Учитывая преданность казачества советской власти, а также стремление широких масс советского казачества, наравне со всеми трудящимися Советского Союза, активным образом включиться в дело обороны страны, — Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР постановляет:
Отменить для казачества все ранее существовавшие ограничения в отношении их службы в рядах Рабоче-Крестьянской Красной армии, кроме лишенных прав по суду.

Председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР М.КАЛИНИН
И.о. Секретаря Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР И.УНШЛИХТ

На основании этого постановления 21 апреля 1936 года приказом Народного Комиссара Обороны в РККА создаются казачьи кавалерийские части.

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР

№ 061 21 апреля 1936 г. г. Москва

О переименовании 10, 12, 4 и 6 кавалерийских дивизий в казачьи, о формировании 13 Донской казачьей дивизии и отдельной кавалерийской бригады горских национальностей и об установлении для казачьих дивизий особой формы одежды

В ы п и с к а:

  1. 10 территориальную кавалерийскую Северо-Кавказскую дивизию, дислоцированную на Тереке—Ставрополье (Моздок, Пятигорск, Невинномысская), переименовать в 10 Терско-Ставрополь-скую территориальную казачью дивизию.

Исключить из состава частей 10 Терско-Ставропольской казачьей дивизии все эскадроны горских национальностей и сформировать из них отдельный кавалерийский полк горских национальностей с дислоцированием штаба полка в г. Нальчике.

  1. 12 территориальную кавалерийскую дивизию, дислоцированную на Кубани (Армавир, Майкоп, Тихорецкая, Ленинградская) переименовать в 12 Кубанскую территориальную казачью дивизию.
  2. Сформировать на Дону (Новочеркасск, Каменск, Миллерово, Мор’озовская) новую 13 Донскую территориальную казачью дивизию.
  3. Переименовать 4 и 6 кавалерийские дивизии (БВО) в казачьи, присвоив 4 кавалерийской Ленинградской Краснознаменной дивизии имени т. Ворошилова наименование: «4 Донская казачья Краснознаменная дивизия имени т. Ворошилова» и 6 кавалерийской Чонгарской дивизии имени т. Буденного наименование: «6 Кубанско-Терская казачья Краснознаменная Чонгарская дивизия имени т. Будённого».
  4. Новый отдельный кавалерийский полк горских национальностей в Нальчике и существующий отдельный полк горских национальностей в г. Орджоникидзе — Махачкала — объединить в отдельную кавалерийскую бригаду горских национальностей со штабом бригады в г. Орджоникидзе.

Народный Комиссар Обороны СССР

Маршал Советского Союза К. Ворошилов

 

Согласно данного приказа еще за долго до начало войны и прихода на службу мл. лейтенант Ивана Ильича, было создано казачье подразделение  78 кавалерийский полк (с 13.02.37) — 78 Терский казачий Невинномысский кавалерийский полк, 10-го  Терско-Ставропольской казачьей дивизии, 4-го казачий корпус им. т. Буденного.

1942-4gvkk-ochkin.jpg

Эти части Красной армии, принимали участие до окончания войны и освобождении Европы.  Иван Ильич в 1943 году был комиссован, однако сведений о причинах нет.

Тачанки. Венгрия. 1945 год.
Тачанки. Венгрия. 1945 год.

1944-4kk.jpg

Из книги Алексея Валерьевича Исаева:

Самые тяжелые бои выпали на долю 4-го кавалерийского корпуса. По злой иронии судьбы, он был наименее укомплектованным людьми и техникой из всех трех, участвовавших в операции. В район сосредоточения корпус прибыл после длительного марша (350-550 км). В скобках заметим, что такой же марш для танкового соединения в тот же период закончился бы массовым выходом танков из строя еще до ввода в бой. По решению командования фронта в прорыв должны были вводиться цугом два подвижных соединения: 4-й механизированный корпус, а за ним по пятам должен был следовать 4-й кавалерийский корпус. После ввода в прорыв пути механизированного и кавалерийского корпусов расходились. Кавалеристы поворачивали на юг для образования внешнего фронта окружения, танкисты двигались навстречу ударной группировке Донского фронта для смыкания кольца за спиной армии Паулюса. Кавалерийский корпус был введен в прорыв 20 ноября 1941 г. Противником конников были румынские части, и поэтому первая цель — Абганерово — была захвачена утром 21 ноября атакой в конном строю. На станции были взяты большие трофеи, больше 100 орудий, захвачены склады с продовольствием, горючим и боеприпасами. Потери корпуса были в сравнении с достигнутыми результатами мизерными: 81-я дивизия потеряла 10 человек убитыми и 13 ранеными, 61-я — 17 человек убитыми и 21 ранеными. Однако следующая задача, поставленная 4-му кавалерийскому корпусу — овладеть Котельниковом, — требовала преодолеть за сутки 95 км, что является нетривиальной задачей даже для механизированного соединения. Такого темпа продвижения реально достигали, пожалуй, только мотоциклетные части немцев летом 1941 г. Утром 27 ноября 81-я кавалерийская дивизия вышла к Котельникову, но захватить город с ходу не смогла. Более того, здесь кавалеристов ждал неприятный сюрприз в лице прибывшей по железной дороге из Франции свежей 6-й танковой дивизии. В советской литературе часто появлялись на поле сражения, откуда ни возьмись, дивизии из Франции, но в данном случае все абсолютно достоверно. В конце ноября 1942 г. 6-я танковая дивизия прибывала начиная с 27 ноября в Котельниково после отдыха и укомплектования во Франции (дивизия понесла большие потери зимой 1941-1942 гг.). После доукомплектования и перевооружения 6-я танковая дивизия представляла собой серьезную силу. В ноябре 1942 г. в составе дивизии числилось 159 танков (21 «Pz.II», 73 «Pz.III» с длинноствольной 50-мм пушкой, 32 «Pz.III» с короткоствольной 75-мм пушкой, 24 «Pz.IV» с длинноствольной 75-мм пушкой и 9 командирских танков). Подавляющее большинство танков дивизии было новейших образцов, способных противостоять «Т-34».
Фактически советский 4-й кавалерийский корпус попал в крайне пикантную ситуацию. С одной стороны, образование внешнего фронта окружения требовало от наших кавалеристов перехода к обороне. С другой стороны, это позволяло немцам беспрепятственно накапливать выгружающиеся на железнодорожных станциях в районе Котельникова, а то и просто в степи с платформ людей и технику 6-й танковой дивизии. Сначала командование отдало приказ на наступление. В 21 ч. 15 м. 29 ноября командиром кавалерийского корпуса была из штаба 51-й армии получена вторично шифротелеграмма: «Бой за Котельниково продолжать все время. До 12.00 30.11 подтянуть артиллерию, провести рекогносцировку. Атака противника в Котельниково в 12.00 30.12.42».
Но 30 ноября командующий 51-й армией Н.И. Труфанов приостановил выполнение операции, приказав частям 4-го кавалерийского корпуса встать в оборону, вести разведку на запад и юг, подвезти горючее и готовиться к захвату Котельникова.
До 2 декабря части корпуса укрепляли занимаемые рубежи, подвозили горючее. Противник подтягивал резервы и укреплял Котельниково, Семичный, Майорский, Похлебин. В 3 часа 2 декабря был получен приказ командующего 51-й армией: «4-му ивизия], которая к исходу 2 декабря должна овладеть восточной частью Котельникова».
Командир корпуса в ответ сообщил командующему 51-й армией об отсутствии горючего в 85-й танковой бригаде. Н.И. Труфанов 2 декабря приказал «действие приказа по овладению Котельниковом приостановить до особого распоряжения».

2 и 3 декабря части корпуса и 85-й танковой бригады пополнились горючим до одной заправки. Штаб 51-й армии передал приказание: с утра 3 декабря приступить к выполнению приказа командующего армией от 1 декабря по овладению Котельниковом.
Промедление это было поистине роковым. Командир 6-й танковой дивизии Эрхард Раус позднее вспоминал: «Я не мог понять, почему русские прекратили свое продвижение вперед, как только прибыли первые германские части, несмотря на то что имели приказ на овладение Котельниковом. Вместо того чтобы немедленно атаковать, пока они еще имели количественное преимущество, русские пассивно наблюдали за накоплением наших сил в городе». [50- P.144]
Наконец, 3 декабря 4-й кавалерийский корпус (без 61-й кавалерийской дивизии Я. Кулиева), усиленный 85-й танковой бригадой и гвардейским минометным дивизионом «катюш», выступил из занимаемого района. В 7 часов передовые части 81-й кавалерийской дивизии встретили упорное сопротивление в районе Похлебина, но отбросили противника и овладели селением. По немецким данным, потери атакующих составили шесть танков ценой полного уничтожения взвода новейших 75-мм противотанковых пушек. Кавалерийская дивизия со средствами усиления пересекла реку Аксай и двинулась на юг с целью выхода к Котельникову с тыла. Но дальнейшие попытки наступать были отбиты противником. К тому моменту в распоряжение советского командования попали пленные из 6-й танковой дивизии, указавшие на прибытие этого соединения из Франции.
Оценив обстановку и опасаясь окружения 81-й дивизии в районе Похлебина, командир 4-го кавалерийского корпуса генерал-майор Тимофей Тимофеевич Шапкин просил командующего 51-й армией об отводе корпуса. Командующий 51-й армией приказал: «Выполнять ранее поставленную задачу, овладев до рассвета Майорским, Захаровом, Семичным. Начало наступления — 7.00 4.12.42».
Вторичный доклад утром 4 декабря командующему 51-й армией о необходимости отхода командир корпуса сделать не смог, так как в штабе армии ни командующего генерала Н.И. Труфанова, ни начальника штаба полковника A.M. Кузнецова не оказалось. Части корпуса еще в 19 часов 3 декабря получили приказание о продолжении наступления. Но к тому моменту немцам удалось сосредоточить достаточные силы для контрудара, и накопились на флангах прорвавшейся в глубину их обороны советской кавалерии. Фактически полнокровная танковая дивизия выстроилась вокруг усиленной артиллерией кавалерийской дивизии, обладая и качественным, и количественным превосходством. Уже в 10 часов 4 декабря они открыли артиллерийский огонь большой плотности. В середине дня все 150 танков обоих танковых батальонов 6-й танковой дивизии с пехотой II батальона 114-го мотопехотного полка на БТР «ганомаг» атаковали расположение 81-й кавалерийской дивизии в районе Похлебина. В отражении танковой атаки приняла участие вся артиллерия, в том числе прибывший ночью 1113-й зенитный артиллерийский полк, а также противотанковые ружья.
К 14.00 81-я кавалерийская дивизия была полностью окружена, танки и мотопехота немцев начали обжимать образовавшийся «котел». Кавалеристы вели бой в течение всего дня, а с наступлением темноты стали мелкими группами пробиваться из окружения.
Впоследствии Эрхард Раус так описал бой своей 6-й танковой дивизии с окруженной 81-й кавалерийской дивизией и 65-й танковой бригадой: «К 10.00 судьба IV кавалерийского корпуса была решена. Уже не было никаких путей к отступлению, несмотря на это, окруженный противник оказывал ожесточенное сопротивление в течение нескольких часов. Русские танки и противотанковые орудия сражались с ротами 11-го танкового полка, катившимися вниз с холмов. Поток трассеров бронебойных снарядов непрерывно несся вверх и вниз, но вскоре все больше и больше трассеров летело вниз и все меньше и меньше в ответ им снизу. Один залп за другим обрушивался на Похлебин, поднимая султаны черной земли. Город начал гореть. Море огня и дыма скрыло страшный конец храброго гарнизона. Только отдельные выстрелы противотанковых пушек встретили наши танки, входящие в город. Следовавшие за нашими танками гренадеры были вынуждены использовать ручные гранаты, чтобы сломить сопротивление противника, упорно сражавшегося за каждый дом и траншею». [50- P.150-151] Потери 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии составили 4 танка, потерянных безвозвратно (плюс еще один, уничтоженный до 3 декабря), и 12 временно выбывших из строя.
Потери 81-й кавалерийской дивизии в бою у Похлебина убитыми, ранеными и пропавшими без вести составили 1897 человек и 1860 лошадей. Части дивизии потеряли четырнадцать 76,2-мм пушек, четыре 45-мм пушки, четыре 107-мм миномета, восемь 37-мм зенитных пушек. Погибли командир дивизии полковник В.Г. Баумштейн, начальник штаба полковник Терехин, начальник политотдела полковой комиссар Турбин. Все это происходило за несколько дней до событий, описанных в «Горячем снеге» Бондарева. Несмотря на трагический исход боев за Котельниково, советские кавалеристы сыграли важную роль в начальном этапе оборонительного сражения против попыток деблокировать армию Паулюса. 81-я кавалерийская дивизия вела изолированный бой в глубине построения противника в отрыве 60-95 от соседей против крупного резерва немцев. Если бы ее не было, ничто не мешало 6-й танковой дивизии Рауса не тратить время и уже с прибытием первых эшелонов продвигаться ближе к Сталинграду, выгружаясь на станциях севернее Котельникова. Присутствие советской кавалерии заставило выдержать паузу на период прибытия основных сил дивизии в Котельниково и затем тратить время на оборонительный, а затем наступательный бой с ней.
Только 12 декабря немецкие войска главными силами своей Котельниковской группировки переходят в контрнаступление с целью прорвать с юго-запада кольцо окружения, сжимающее 6-ю армию Ф. Паулюса под Сталинградом. В период 12-17 декабря 4-й кавалерийский корпус совместно с другими соединениями 51-й армии с тяжелыми боями обеспечивал сосредоточение 2-й гвардейской армии.

1942-pulemet-5GvKK.jpg

Вот как описаны боевые действия кавалерийских полков по материалам ЦАМО.
216-й кавалерийский полк под командованием полковника Гончарова Гарвиила Гаврииловича (81-я КД 4-го КК)1892 года рождения, русского члена ВКП(б) с 1919 года, в Красной Армии с 1918 года добровольно вступившего в 1-й Интернациональный полк Закавказского фронта, участника Гражданской и Отечественной войны, с 20 ноября 1942 года на Юго-Западном фронте – Сталинградское направление.
23 ноября 1942 года 216-й кавполк под командованием полковника Гончарова Г.Г. в бою за Аксай наступал совместно с двумя эскадронами 232-го кавполка и овладел Водяной, подбил 4 танка противника и захватил трофеи. 27 ноября 1942 года в бою под Котельниково 216-й кавполк под его командованием преодолел оборону противника и нанеся ему потери в живой силе, к исходу дня вышел в район ст. Котельниково, но после нападения танков противника, не получив поддержки, по приказу командования дивизии, организованно отошел. 03 декабря 1942 года в бою под Похлебино 216-й кавполк наступая во взаимодействие с нашими танками и мотопехотой овладел Похлебино, захватив трофеи: 12 разнокалиберных орудий, до 30 автомашин различных типов. 04 декабря 1942 года под Похлебино в момент атаки танков противника 216-й кавполк принял неравный бой, в результате которого на поле боя противник оставил 12 подбитых танков. Полк под командованием полковника Гончарова Г.Г. выдержал утюжку танками противника района обороны (до 60 танков). С наступлением темноты по приказу командования дивизии вывел остатки полка в расположение дивизии. 11 декабря 1942 года 216-й кавполк, оборонявший Верх.-Яблочный вел бой в течение 3 часов с окружившими его до 100 танками и тремя батальонами пехоты противника, находясь под постоянной бомбежкой с воздуха. В этом бою было подбито 14 танков и 8 автомашин противника. Полковник Гончаров Г.Г. остатки полка, разбитого в результате тяжелого кровопролитного боя, сумел вывести с территории занятой врагом. За период боев с 20 ноября по 11 декабря 1942 года, несмотря на исключительно тяжелые условия боевых действий, полк под командованием полковника Гончарова Г.Г. никогда панически не отходил, а дрался, бился до последнего снаряда и только по приказу командования дивизии оставлял занимаемые рубежи.(Из представления от 16.12.1942 года составленного майором Шаповаловым* командиром 81-й кавалерийской дивизии, утвержденного 25 января 1943 года генерал-лейтенантом Шапкиным командиром 4-го кавалерийского корпуса).
Заместитель командира 81-й кавалерийской дивизии майор Шаповалов Е.П. в период описываемых боев возглавлял передовые части дивизии, действовавшие в районе Похлебино, которые овладели этим важным пунктом обороны противника и захватили 8 орудий, 15 пулеметов и много машин с боеприпасами и венным имуществом. После атаки КП дивизии, управление боем принял на себя и организовал отражение атаки танков противника в полосе действий 81-й кавдивизии, общее количество которых составляло до 200 танков. В результате боя на поле боя противник оставил до 70 танков горящими и подбитыми (из представления от 19 января 1943 года, составленного генерал-лейтенантом Шапкиным командиром 4-го кавкорпуса).
Примечание: *Шаповалов Евгений Петрович (25.12.1904-08.11.1944), советский военачальника, генерал-майор, Герой Советского Союза (25.05.1945).
Родился 25 декабря 1904 года в городе Таганрог Области Войска Донского, ныне Ростовской области, в семье рабочего. Русский. Окончил начальную школу. Работал сапожником. В 1922 году был призван в ряды Красной Армии, призван Таганрогским ГВК. Окончил Харьковскую школу «Красных старшин», в 1925 году — кавалерийскую школу. Член ВКП(б) с 1940 года. В боях Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Имеет одно тяжелое и три легких ранения. В 1942 году майор Е.П. Шаповалов заместитель командира 81-й кавалерийской дивизии 4-го кавалерийского корпуса, отличился в боях при разгроме немецко-фашистских войск под Сталинградом. В 1943 году был тяжело ранен, после излечения на учебе в Военной Академии Красной Армии им. М. В. Фрунзе в Ташкенте, которую успешно окончил в 1944 году и в сентябре гвардии подполковник Шаповалов Е.П. назначается на должность начальника штаба, а затем командиром 23-й гвардейской Васильковской Краснознаменной ордена Суворова II-й степени мотострелковой бригады 7-го гвардейского танкового корпуса. Гвардии подполковник Е. П. Шаповалов отличился в апреле-мае 1945 года в боях за Берлин. Бригада при форсировании рек Нейсе, Шпрее, Тельтов-канала и в уличных боях уничтожила значительное количество боевой техники и войск противника, взяла в плен свыше 1200 солдат и офицеров, освободила лагерь военнопленных. Затем бригада под командованием Е.П. Шаповалова освобождала Прагу. После войны продолжил службу в ВС СССР. В 1951 году окончил академические курсы при Военной академии бронетанковых и механизированных войск. С 1955 года генерал-майор Е. П. Шаповалов — в запасе. В 1960—1965 годах был директором совхоза в Фастовском районе Киевской области. С 1965 года находился на пенсии. Жил в Киеве. Умер 8 ноября 1977 года, похоронен в Киеве на Лукьяновском военном кладбище. Награды: медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (25.05.1945), два ордена Ленина (21.02.1945, 25.05.1945), четыре ордена Красного Знамени (08.02.1943, 03.11.1944,13.04.1945, ?), медалями.
Автор книги кандидат исторических наук, считается специалистом по истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. опираясь на данные из немецких источников сообщает, что 04 декабря 1942 года в районе Похлебин: «Потери 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии составили 4 танка, потерянных безвозвратно (плюс еще один, уничтоженный до 3 декабря), и 12 временно выбывших из строя….». Однако среди архивных документов имеется наградной лист на сержанта Савельева Николая Васильевича командира расчета артиллерийского орудия противотанковой батареи 216-го кавалерийского полка 81-й кавалерийской дивизии. Только один этот расчет в бою под Похлебино 3.12.42 подбил 5 немецких танков. Кроме этого, его же орудийный расчет в бою за Аксай ранее подбил тяжелый немецкий танк и захватил важные документы немецкой танковой части. За эти подвиги был награжден орденом Красного Знамени.(ЦАМО Ф.33 оп.682527 Ед. хр.24 Л.51)
04 декабря 1942 года 216-й кавполк под Похлебино принял неравный бой против 60 танков противника, при этом на поле боя противник оставил 12 подбитых танков и 11 декабря 1942 года в течение 3 часов вел бой против 100 танков противника в районе Верх.-Яблочный, подбив 14 танков и 8 автомашин противника. (Там же, л.47)
По Исаеву получается, что немецким источникам надо верить, а свои полностью игнорировать! Думаю, что такой подход не является конструктивным. Почему автор уверен, что немецкие генералы писали только правду, а наши генералы давали необъективные данные? Да, нам известны факты, когда грубо искажались и фальсифицировались сведения о результатах боев. Но это не было массовым явлением. Более того, органы контрразведки «СМЕРШ» при рассмотрении наградных документов имели задачу по проверке соответствия совершенного подвига представляемого к государственной награде действительности. Не исключаю, что такой подход рассчитан на зарубежного читателя и прежде всего на западного. Помню, как отдыхая в Египте, в соседний отель прибыл целый автобус немецких туристов ветеранов войны. Выглядели они достаточно бодренькими и подвижными, про одного из бывших солдат вермахта работник принимающей стороны сказал, что он танкист и воевал под Сталинградом. Мой отец тоже воевал под Сталинградом в составе 13-й танковой бригады 13-го танкового корпуса, но его 17 лет нет с нами….
Генерал-лейтенант Шапкин Т.Т. представляя к государственной награде ордену Красного Знамени подполковника Изумрудова Григория Михайловича Командующего Артиллерией 4-го кавалерийского корпуса 26 декабря 1942 года отметил, всего артиллерией корпуса за 12-15 дней наступательных боев в ноябре-декабре 1942 года по разгрому немецко-фашистских войск и затем в обороне артиллеристами под его руководством подбито и сожжено 102 танка и нанесено поражение 6 танковой дивизии немцев, которая была переформирована немецким командованием в бригаду. 61- я кавалерийская дивизия подбила и захватила 17 орудий, а 81-я – 7 орудий противника.
Читаем дальше, майор Раевский Николай Львович начальник штаба Артиллерии 4-го кавалерийского корпуса, в ходе боя под Похлебино 03.12.1942 года сумел вывести из под огня танков противника три подбитых противотанковых орудия, отремонтировать их в поле и вновь ввести в бой. Очень пригодились эти орудия в следующей операции — 4.12.1942 года за станцию Котельниково.
Таким образом, в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом части корпуса, были введены в прорыв и действуя в конном строю овладели станцией Абганерово, захватив в плен 5000 солдат и офицеров противника и большие трофеи. Подойдя к Котельниково, корпус оказался на острие контрудара Манштейна, предпринятого с целью деблокады окружённой под Сталинградом группировки. Понеся большие потери, корпус дал время подтянуть главные силы и развернуть 2-ю гвардейскую армию для отражения вражеского контрудара. Противник кончено же имел ощутимые потери в том числе и в танках.
Эта страница в истории Сталинградской битвы еще полностью нераскрыта, подвиг, который совершили бойцы и командиры различных национальностей в составе 4-го кавалерийского корпуса не раскрыт как того он заслуживает. Не внес, к сожалению, в это благородное дело должный вклад историк Исаев.
К сожалению, автор книги не проверил и продублировал ошибку, допущенную немецким генерал-лейтенантом Эрхардом Раусом, который описал бой своей 6-й танковой дивизии с окруженной её частями советскими 81-й кавалерийской дивизией и 65-й танковой бригадой».
На самом деле, с 3 декабря 1942 года 81-ю кавалерийскую дивизию 4-го кавалерийского корпуса в бою под Похлебин поддерживала 85-я отдельная танковая бригада. С 1 по 11 декабря 1942 года исполнял должность командира этой танковой бригады начальник штаба подполковник Ежелов Николай Васильевич и он лично управлял боем частей бригады за Похлебин. 4 декабря 1942 года бригада уничтожила 12 орудий, из них 4 калибра 155 мм, до 75-80 танков, 2 бронемашины, 45 автомашин и до батальона пехоты. Представление к награждению орденом Красного Знамени составленного подполковником Лебедевым командиром 85-й танковой бригады было утверждено 23 декабря 1942 года гвардии генерал-майором Вольским командиром 3-го гвардейского механизированного корпуса (ЦАМО ф.33 оп.582525 ед. хр.12 л.231, подлинник). О таком количестве потерь в танках немецкий генерал стыдливо умолчал. Ну а почему же наш российский военный историк Алексей Валерьевич Исаев не обратил на это внимание? Стыдно все это читать и еще более удивительно, что эти цифры кончено же меняют контекст больших потерь которые понесли дивизия под командованием полковника Баунштейн Василием Григорьевичем и бригада под командованием и.д. подполковником Ежеловым Н.В. В бою за Похлебин полковник Байнштейн В.Г. лично командовал боем, был тяжело ранен и пал смертью храбрых. Посмертно он был награжден за этот подвиг орденом Ленина. Погибли и другие командиры, в том числе командиры 227-го майор Воронков Николай Иванович (04.12.1942) и 232-го кавалерийских полков майор Дрозд Григорий Петрович (27.11.1942 в Котельниково), сотни командиров и бойцов. В 216-м кавалерийском полку убитых, раненых и пропавших без вести из числа офицерского состава 51 чел., 227-м – 45 и 232-м – 32 чел. Да это тяжелые потери, но они не превысили 50% от численного состава соединения. Танковая бригада в этом тяжелом бою потеряла 24 танка, имела сотни убитых и раненных, но также нельзя назвать это разгромом. Но давайте же будем объективными, что потеря 102 танков для 6-й немецкой танковой дивизии это не тяжелые потери или разгром? Так кто же больше врал и скрывал свое положение? Ответ я думаю очевиден. Понятно теперь и почему фальсифицировал свои потери битый под Сталинградом немецкий генерал.

1943-ogorod.jpg

Приложения:
6-я немецкая танковая дивизия (командир — генерал-лейтенант Эрхард Раус (26 ноября 1941 — 6 февраля 1943), в конце октября 1942 г. в составе 160 танков Pz. IV и 42 штурмовых орудий, вернулась на Восточный фронт из Франции. разгружалась на станции Котельниково. Ее срочно направили в южный сектор фронта для участия в операции по освобождению 6-й армии, которая попала в окружение в Сталинграде (операция «Зимняя буря»). Разгружалась на станции Котельниково. Совместно с 17-й и 23-й танковыми дивизиями, которые составили 48-й танковый корпус (группа армий «Дон»), ей удалось прорваться в направлении Сталинграда, но она была остановлена на реке Чир в 21 км от города. По версии немецких исследователей, дивизия была поставлена на острие удара, который должен был прорвать кольцо окружения. В боях под Котельниковом дивизия уничтожила советскую смешанную танково-кавалерийскую бригаду (прим. авт. – 81-ю кавалерийскую бригаду и 85-ю Отдельную танковую бригаду), в одном из полков которой использовались верблюды. Возглавляемая командиром 11-го танкового полка полковником Вальтером фон Хюнерсдорфом дивизия, несмотря на сильное сопротивление, захватила плацдарм на другом берегу реки Мышкова, но в результате упорных боев была остановлена у Васильевки в 45 км к югу от города. Под тяжелыми ударами советских войск и угрозой окружения 6-я танковая дивизия 23 декабря 1942 года была вынуждена отступить. К этому времени она потеряла уже более половины своих танков.
17-я немецкая танковая дивизия (командир с 10 октября 1942 — генерал-майор (с мая 1943 — генерал-лейтенант) Фридолин фон Зенгер унд Эттерлин), в октябре 1942-го в строю осталось всего 30 танков, в декабре дивизия участвовала в боях под Котельниково и к 27.12.1941 года в её составе оставалось лишь 8 танков и одно противотанковое орудие. 02.01.943 года пополнена 50 новыми танками.
24 немецкая танковая дивизия танковый парк дивизии насчитывал 181 танк (Pz IV – 32, Pz III – 110, Pz II – 32, Pz Bef – 7). На Восточный фронт дивизия прибыла в июне 1942 г. и составе XLVIII танкового корпуса 4-й танковой армии группы армий «Юг» вступила в бой в районе Воронежа во время операции «голубой план» (Fall Blau). Затем была передана в состав 6-й армии. После выхода к Волге 24-я танковая дивизия была возвращена в 4-ю танковую армию, чтобы принять участие в штурме Сталинграда. В октябре дивизия предприняла последний штурм города уже в составе 6-й армии. В конце ноября дивизия вместе с другими соединениями 6-й армии была окружена под Сталинградом. Остатки дивизии сдались в плен 2 февраля 1943 г.
1942-artileristy-5gvkk.jpg

0

Автор публикации

не в сети 9 часов

Новороссийский портал

2 021
Комментарии: 37Публикации: 8630Регистрация: 17-04-2015

Добавить комментарий

Войти с помощью: