"Новороссийские Известия"МедицинаНаш городПроисшествиеСМИ

Журналистское расследование. В Новороссийске медики лечили горло. После чего … скончалась молодая беременная женщина и ее неродившийся ребенок

ИЗ ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ «Новороссийские известия». «Ничего не предвещало беды, — рассказывает Любовь Сергеевна, мама погибшей. — Мне дочка позвонила в субботу утром 19 ноября, сказала, что приболела, выпила прохладного молока, немного разболелось горло. Я тут же поехала к ней. Людмилка уже начала лечить горло препаратами, которые ей порекомендовала врач, у которого она стояла на учете по беременности. К вечеру у нее поднялась температура до 38 градусов».

  Утром следующего дня самочувствие Люды не улучшилось, температура 38 продолжала держаться. Родственники позвонили в скорую помощь и попросили проконсультировать: правильно ли они лечат беременную женщину. Старший врач ответила, что они все правильно делают.  Однако вечером температура поднялась еще на один градус.

Время, которое было отведено на помощь, а, значит, на спасение, начало постепенно уходить.

ИЗ ОБЪЯСНЕНИЯ РОДСТВЕННИКОВ. «В понедельник рано утром мы вызвали на дом участкового терапевта, при этом по телефону объяснили, что заболела беременная женщина. Прождали до полудня, из поликлиники никто не приходил. Мы не стали терять время, вызвали неотложку. Уже собрали Людочкины вещи, готовились лечь в больницу. Бригада скорой помощи, правда, приехала быстро. Доктор осмотрел ее и сказал, что это ОРВИ, лечитесь дома, все делаете правильно! В больницу дочку не забрали. Я спросила, не опасна ли для ребеночка температура 39 градусов?  Медсестра выпулила такую фразу: «Ему там тепленько…», — со слезами вспоминает последние дни жизни Люды ее мама.

Ещё потерянное время…

СВИДЕТЕЛЬСТВО ОЧЕВИДЦЕВ. «Зашибись, еще и беременная!..» — бесцеремонно вывалил с порога так называемый «врач» из поликлиники №4, которого битых полдня ожидала больная беременная женщина. Ощущение было такое, вспоминают родственники, что он своим прибытием сделал одолжение нам всем.

  «Пришел, как будто на прогулку вышел, с одним листком бумаги в руках, где были прописаны адреса больных пациентов. Когда я его попросила прослушать Людочку, он сказал: «А зачем?»  У этого доктора, как оказалось, даже фонендоскопа не было. Как такой врач, у которого даже необходимых инструментов не оказалось, может делать обход больных на своем участке?

  С нашей девочкой он разобрался по-быстрому. Посмотрел ей горло, спросил, чем лечим, написал на бумажке название лекарств, сказал, что если будет хуже, вызовите врача через два дня, и ушел», — говорит Любовь Сергеевна.

Время бесполезно растратил и этот доктор…

САМОЧУВСТВИЕ НЕ СТАНОВИЛОСЬ ЛУЧШЕ

 У Люды и ее супруга были разные резус-факторы, что требовало от врача-гинеколога особого, тщательного наблюдения на протяжении всей беременности. Молодая мамочка тоже знала об этом, поэтому сразу, как только появились первые симптомы простуды, позвонила своему доктору.   Врач Анастасия Лукьянова из платной поликлиники «Новомед», в которой женщина стояла на учете по беременности, порекомендовала полоскать горло, брызгать спреем, а если поднимется температура, то принимать жаропонижающее. Все ее рекомендации беременная выполняла, но самочувствие не становилось лучше. Родственники готовы были оплатить вызов на дом терапевта из клиники, о чем сказали Лукьяновой. Та была не против и даже пообещала это устроить.

  Но ни на следующий день, ни позже терапевт к больной так и не пришел, видимо, доктор забыла, что обещала по телефону своей пациентке.  Все последующие консультации с доктором Лукьяновой велись уже только по СМС переписке.

А это тоже упущенное время…

СМС-переписка гинеколога Лукьяновой с Любовь Сергеевной, мамой погибшей (записи сохранены в телефоне).

21.11.16 г.
Л.С. – Добрый вечер! Люда выпила таблетку Ибуклин, температура упала до 35,5, ее все время подташнивает и слабость. Она вырвала. Ваши рекомендации?
А.Л. — ??? (ответа не последовало)

22.11.16 г.
А.Л. – Доброе утро. Как самочувствие Людмилы?
Л.С.-  Ночью температуры не было. Сейчас 38, насморка нет, горло практически не болит. Люда жалуется, что при переворачивании побаливает правый бок спереди.
А.Л. – Ребенок шевелится хорошо?
Л.С. – Да.
А.Л. – Начните принимать антибиотик Аугментин, раз температура держится уже 4 дня.
Л.С. – Антибиотик не вреден для ребенка? А то, что бок болит, не опасно для ребенка?
А.Л. – Когда с одной стороны – это скорее всего кишечник. А для ребенка инфекция опаснее, этот антибиотик им разрешен.
— Л.С. – У Люды температура 38,3 так и держится, вы говорили про терапевта на дом, будем благодарны.

НЕОПРАВДАННАЯ НАДЕЖДА

 

  Надежда на доктора платной клиники таяла на глазах, а бесполезная переписка сжирала драгоценное время. Врачу на том конце телефонного провода, наверное, было невдомек, что ее пациентка с особым статусом находится на краю гибели.

  Родственники Люды Фуражкиной, не дождавшись за эти дни никакой помощи от медиков, схватили в охапку свою девочку и в 14.30 вторника привезли ее в инфекционную больницу. И даже тогда доктор Лукьянова в своей эсэмэске напишет: «Не паникуйте…»(!?)

Время начало уходить стремительно

  «Когда мы приехали в больницу, Люда была в сознании, ходила, разговаривала с нами. Она самостоятельно пошла на УЗИ… Что потом случилось – мы не знаем, нас к ней не пускали. Мы ждали вестей в коридоре, потом вызвал доктор и сказал, что у Люды были судороги, остановка сердца… Потом моя девочка впала в кому…», — вытирая слезы вспоминает Любовь Сергеевна.

  Беременную женщину только в половине девятого вечера перевозят в роддом. Почему так поздно? Почему это не было предпринято раньше, хотя бы для того, чтобы спасти жизнь ребенка?..

  В роддоме борьба за жизни двух человек ничем хорошим не закончилась. Было уже поздно…

Время истекло

  Ох, если было бы можно отмотать время назад, то потерянное время… на день, на два и врача хотя бы одного — толкового и неравнодушного, который бы вовремя принял решение о срочной госпитализации… Разве бы случилась беда, разве бы ушли из жизни две безвинные души?..

КОМУ ЭТО НАДО?..

  О трагических событиях, которые разворачивались на территории горбольницы Новороссийска последним осенним месяцем ушедшего года, ни на следующий день, ни спустя неделю и даже месяц не скажет ни одно местное СМИ. Долгое время не знали о гибели и в следственном отделе города. Ровно через месяц после смерти Люды Фуражкиной мы стали инициаторами обращения в следственные органы. И каково было удивление и недоумение, когда стало понятно, что о трагедии, которая произошла в учреждении здравоохранения, там никто не знает. По факту нашего заявления был подготовлен рапорт об обнаружении признаков преступления. Началась проводиться проверка.

  Что это? Кому было выгодно играть в молчанку, кто беспечно тянул время и для чего? Или смерть беременной женщины и ее неродившегося ребенка в больнице настолько рядовой случай для медиков, что не требует вмешательства даже следователей?

  Все эти вопросы стали поводом провести свое журналистское расследование. Признаемся, вторая сторона практически не шла на контакт, никто из медиков прямо или косвенно соприкоснувшийся с трагедией, не хотел брать на себя ответственность что-либо говорить. Кто-то ссылался на то, что идет медицинское расследование в крае, другие, узнав, что историей заинтересовались журналисты, перестали отвечать на телефонные звонки. Однако собрать информацию нам все же удалось.

НЕДОСТУПНЫЙ ЧИНОВНИК

  Спустя месяц после похорон Любовь Сергеевна как будто очнулась от шока: еще недавно жива была дочка, а теперь ее нет, почему и как такое могло случиться? Много вопросов. Кто ответит на них и кто ответит за то, что не стало ее девочки? Близкие посоветовали написать обращение в прокуратуру.

   Потом был визит к начальнику управления здравоохранения, который по своему должностному положению мог прояснить детали тех трагических событий в роддоме. Любовь Сергеевна пришла туда в назначенное чиновником время вместе со своей приятельницей. Из-за пошатнувшегося здоровья она опасалась одна выходить из дома. В назначенное время господин Иванчишин, начальник управления здравоохранения города на встречу не прибыл, его секретарь сказала, что он будет, но позже. Но и потом, после часового ожидания у кабинета, прибывший на рабочее место начальник не торопился ее принять. У женщины от долгого ожидания в приемной подскочило давление. Лишь только после этого ей удалось попасть на прием к чиновнику.

Не правда ли, показательная ситуация у порога кабинета начальника управления здравоохранения? По-хорошему, Иванчишин должен был сам пригласить к себе мать погибшей и выразить ей свое сострадание и соболезнование. А по факту — унизительная процедура ожидания, доведенная до абсурда.

  Добиться встречи с Леонидом Анатольевичем Иванчишиным долгое время не удавалось и нам. Начальник горздрава, узнав о причине предстоящего диалога, стал ссылаться на катастрофическую занятость. И так на протяжении нескольких недель! А назойливые звонки журналиста стали попросту им сбрасываться.

  Завидная работоспособность чиновника, конечно же, радует, и возможно его труды в ближайшее время будут направлены на укрепление системы здравоохранения города, которая в последнее время сильно нуждается в этом. Но трагедия со смертельным исходом на подведомственной ему территории, в роддоме Новороссийска обязывала Леонида Анатольевича дать внятный комментарий прессе.

  Внятного комментария не последовало даже после того, как в кулуарах городской администрации нам все же удалось повстречаться с недоступным чиновником. Разговор был длинный. Но чем дальше приходилось расшифровывать диктофонную запись при подготовке этого материала, тем яснее понималось, что о некоторых важных моментах в этом деле господин Иванчишин узнает от нас. Вот такой вот парадокс!

  Обвинять кого-то из своих подчиненных, причастных к трагической истории, чиновник не стал. Оно и понятно. На тот момент в крае шло медицинское расследование инцидента. Леонид Анатольевич дал обещание, что как только у него будет заключение краевых специалистов он нам сообщит все подробности расследования. Обещание он дал, а вот выполнять не стал. Снова, по уже известной схеме, перестал выходить с нами на связь.

ПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА

  Врач-гинеколог поликлиники «Новомед» Анастасия Лукьянова после трагедии от каких-либо комментариев отказалась. На момент посещения журналистом клиники доктор была на своем рабочем месте и продолжала вести прием пациенток.

Зато нам удалось пообщаться с главврачом этого медицинского учреждения. Вот его умозаключения.

  — Скажите, вы с переломом ноги идете к гинекологу? – спросил у меня главврач Евгений Токарь. – Ее мама звонила по телефону и сообщала о температуре. Зачем, скажите, звонить гинекологу по поводу температуры? Есть для этого и другие специалисты! Если человек умер от какого-то инфекционного процесса – причем тут гинеколог?

  — А вы в курсе о статусе, который был у Фуражкиной, о разных резус-факторах? Не мне вам говорить, что такие обстоятельства требуют от врача-гинеколога особого, тщательного наблюдения на протяжении всей беременности. За этим она и пришла в вашу клинику и платила не маленькие деньги за каждый прием…

  — Женщина погибла из-за того, что ни она, ни ее мама не оценили ситуацию.

   Диалог оставим на совести этого доктора, да к тому же еще и главврача. Но еще раз напомним, что оценивать ситуацию, наверное, должен не пациент, а врачи, если они таковыми себя считают. Тем более, что к докторам с мольбами о помощи в течении этих дней не раз обращались родственники погибшей. Тогда спрашивается: зачем нам такая медицина, если больной должен сам оценивать ситуацию, сам себя лечить и сам себя госпитализировать?

БЕСПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА

  Врач-реаниматолог скорой помощи Матвиенко, который выезжал по вызову в тот роковой день к беременной женщине, был уволен. Его коллеги пояснили, что уволили из-за того, что он не оформил отказ от госпитализации. Оказывается, у доктора была своя версия случившегося. В объяснительной он написал, что якобы сама беременная отказалась от предложенной госпитализации. А бумагу он просто забыл оформить. Ну что же, такая версия, конечно же, имеет право быть. Но доктор скорой помощи, у которого за плечами не один вызов и всякие неординарные ситуации, наверняка знал цену такой оплошности и вряд ли мог ее допустить…

  Вот как прокомментировала ситуацию Людмила Никольская, заместитель главного врача по медицинской части Скорой помощи:

  — Я считаю, что в данном случае я бы доктора не увольняла. Да, проанализировать, сделать выводы, но, чтобы он продолжал работать и спасать жизни людей. Он хорошо выполнял свою работу. Он реаниматолог, а не гинеколог! Он был уволен из-за того, что не взял с больной письменный отказ.

  — А вы уверены, что именно так все и было, как он рассказал? Он же не новичок в своем деле и четко знал, как действовать по инструкции. Я склонна верить родственникам погибшей, которые свидетельствуют об обратном.

  Конечно же, профессиональная порука или братство если хотите, хорошее дело. Но не в таких трагичных ситуациях. Безусловно, чтобы кого-либо порицать — нужны неопровержимые доказательства экспертов, следователей. Но согласитесь, так не бывает, что осматривали, консультировали больную только ПРОФЕССИОНАЛЫ, а в итоге из-за банальной инфекции горла не стало двух человек.

  А потом еще некоторые коллеги этих докторов беззастенчиво и цинично пытаются всю вину за гибель свались на саму погибшую и ее мать. Как бы не сложился из всего этого опасный прецедент!

КОММЕНТАРИЙ СЛЕДОВАТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО ОТДЕЛА.

  — По факту гибели Людмилы Фуражкиной и ее младенца в роддоме возбуждено уголовное дело по ст.109 часть 2 УК РФ  «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», — сообщил следователь следственного отдела по г.Новороссийск Михаил Максименко. – Данная статья предусматривает ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет.

  — По какой причине информация о гибели двух человек в учреждении здравоохранения не дошла сразу до следственных органов? Насколько нам известно, о факте смерти в медучреждении изначально сообщается в правоохранительные органы, далее по цепочке. Это было спланированное сокрытие от следователей информации о смерти?

  — Все эти и другие вопросы нам предстоит выяснить на этапе предварительного следствия, которое мы начали. Только когда мы полностью соберем доказательства, будет дана квалификация данного преступления.

События той ночи и то, что предшествовало этому, ни что иное как приговор всей системе здравоохранения города. Это наши выводы. Да простят меня те люди в белых халатах, которые самоотверженно и бескорыстно выполняют свой профессиональный долг.

Люду и ее крошечного младенца хоронили в одном гробу. Церковь была не против такого погребения. Попрощаться пришли ее друзья, коллеги, самые близкие люди. Море цветов и много слез. Пусть они покоятся на небесах с Богом. А те, кто причастен к их гибели — пусть ответят перед людьми и судом!

  ПОСТСКРИПТУМ. Это не точка в нашем расследовании. Мы оставляем за собой право сообщить читателям о результатах предварительного следствия. Надеемся, что оно будет беспристрастным. И на все многочисленные вопросы, которые были поставлены в нашем материале, будут даны внятные ответы.

ОБЩЕСТВЕННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Председатель Новороссийского городского отделения «Союза журналистов России» Валерий Волков:

  «Попытаемся осмыслить эту трагическую историю скоропостижной смерти молодой женщины и ребёнка под другим углом зрения. От частного случая к общему. И вот здесь, на мой взгляд, открывается СИСТЕМА.

  Обратите внимание на всех участников события. Получается, что никто не виноват в случившемся! Ни врачи роддома, которые сделали всё возможное, ни медики из скорой помощи, ни участковый терапевт, ни наблюдающий по специальному договору гинеколог из частной клиники «НОВОМЕД» (не понаслышке знавшая особенности протекания беременности пациентки), ни чиновники из упрздрава и администрации, ни правоохранители, которые без «настойчивого напоминания» не проявят рвения по факту…

  У всех своя ведомственная правда и мотивация. Бестактность, черствость и бюрократическое равнодушие вообще выводим за скобки. Эти признаки системы не изживаются десятилетиями. Просто система провернулась и … перемолола две жизни. Главная проблема системы (особенно в связи с резус фактором роженицы) родовспоможения – это потерянное жизненно важное время, предопределившее фатальный исход.

  Но у каждой системы есть авторы и ответственные. У новороссийской системы здравоохранения конкретно: начальник управления здравоохранения Леонид Иванчишин и заместитель главы города Наталья Майорова.

  В самое ближайшее время им всё же придется рассказать новороссийцам о своих планах модернизации городской системы родовспоможения для женщин с особенностями здоровья и дать личную оценку этой вопиющей трагедии. Отказы приниматься на этот раз не будут».

ОТ РЕДАКЦИИ «НОВОРОССИЙСКИХ ИЗВЕСТИЙ». Когда материал уже был готов к публикации, нам стало известно, что Леонид Иванчишин перестал быть начальником управления здравоохранения администрации МО г.Новороссийск. Теперь ему доверили руководить третьей городской поликлиникой на Шесхарисе. По имеющимся данным, понижение в должности не связано с трагической гибелью мамочки и ее младенца.

0

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля